Стать мировой державой Программы и проекты Мировое развитие Россия-2010 На главную
  поиск:     

Партия России / Статьи Сегодня 06.12.2019   
Программа движения
Доктрина России в 21 веке
Председатель
Амурский путь
Вступить
Форум
Контакты
Б.А. Виноградов, профессор

МОДЕРНИЗАЦИЯ – РЕФОРМИРОВАНИЕ – РЕВОЛЮЦИЯ В ОБРАЗОВАНИИ

       Реформирование системы образования в нашей стране длится уже более 15 лет. В эти годы автору довелось быть активным участником событий (ректор вуза, вице-президент Российского Союза Ректоров, заместитель министра образования России). Естественно подвести некоторые итоги. На мой взгляд, четко оформилась тенденция превращения провозглашенной модернизации в перманентную революцию. Не зря один из идеологов реформ в образовании Я.И. Кузьминов в недавних публикациях однозначно заявил, что содержание образования требует модернизации, но экономическая основа будет реформирована кардинально. Стирание грани между понятиями “модернизация”, “реформирование”, “революция” приводит, как учит история, к разным результатам. В том числе и очень печальным (в революции, как известно, все сначала разрушают до основания, а затем …).
       Можно выделить три стадии реформирования системы образования. Первый этап - начался с январского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС и серии постановлений ЦК КПСС и СМ СССР. Действия власти были логическим продолжением достаточно длительного подготовительного периода, начавшегося в 1984 году. Основные идеи - развитие высшего и среднего профессионального образования, повышение роли вузовской науки в ускорении научно-технического прогресса и улучшении качества подготовки специалистов, создание в стране единой системы непрерывного образования, демократизация учебных заведений, развитие материально-технической базы. Данный период – попытка именно модернизации системы образования: Государство, с одной стороны, декларировало серьезность накопившихся проблем а с другой стороны, обещало конкретную помощь, рассматривая образование как абсолютную ценность для страны. Этот этап завершился распадом СССР.
       Второй этап – “реформирование” (1992 – 1997 гг.) - проходил под условным девизом со стороны власти: “Мы не можем дать вам денег, но дадим свободу”. Было сделано немало позитивного: приняты законы об образовании, о высшем и послевузовском профессиональном образовании, определившие принципы государственной политики в образовании, закрепившие академические и экономические свободы, автономию вузов. Введена многоуровневая подготовка специалистов, приняты стандарты профессионального образования, отбиты первые приватизационные наскоки на высшую школу. Начала создаваться государственно-общественная система управления высшей школой (Российский Союз Ректоров, различные ассоциации вузов и т.д.). Реформирование высшей школы проходило без шумихи, в сотрудничестве тогдашнего Госкомвуза РФ с вузовской общественностью. Несмотря на сложное время с бесконечными секвестрами, высшая школа прошла этот этап, окрепнув и осознав ценность автономии и академических свобод. Следует выделить два аспекта этого процесса, которые на мой взгляд, оказали принципиальное влияние на дальнейшие события и во многом предопределили идеологию третьего этапа. Это: а) быстрый и практически нерегулируемый рост числа негосударственных образовательных учреждений, в первую очередь, вузов; б) введение платного обучения сверх установленного плана бюджетного приема.
       Появление значительных внебюджетных средств за счет платного приема привлечение дополнительных финансовых источников за счет вовлечения в хозяйственный оборот имущества (аренда и т.п.) сделало многие государственные вузы реальным субъектом рыночных отношений. Конечно, это были субъекты, ограниченные в своих действиях и возможностях. В этот период вузы становятся соучредителями различных юридических лиц, активно работающих на рынке. Вузы научились зарабатывать сами, государство этому не противилось и система образования подошла к третьему этапу своего реформирования.
       Третий этап – “революционный” (с 2000 года по настоящее время). Фактически он начался в 1997 году с проекта по сути, рыночного организационно-экономического механизма функционирования высшей школы. Группа разработчиков модели предлагала быстрый переход к новому экономическому укладу, и в первую очередь, в высшей школе. Однако процесс был приостановлен сначала жестким неприятием данной схемы Комитетом по образованию Государственной Думы и Союзом Ректоров, а затем дефолтом и сменой правительства.
       Нынешний министр, В.М. Филиппов, не являвшийся на первых порах ярым сторонником экономических новаций, вскоре начал быстрый дрейф в сторону, нужную рыночникам от образования. Поскольку Съезд ректоров в 1998 году крайне отрицательно воспринял новые экономические предложения, “рыночники” обратились к методике революционного процесса.
       “Реформаторами” была выдвинута, а СМИ подхвачена идея о вращающихся в системе образования теневых миллиардах долларов. В массовое сознание был вброшен блок моральных требований к системе для достижения светлого будущего: очищение от коррупции, доступность, эффективность и качество образования. Механизмами достижения целей стал Единый государственный экзамен (ЕГЭ), Государственные именные финансовые обязательства (ГИФО), образовательные субсидии, возможность изменения статуса образовательных учреждений и т.д. Пропагандируется образ “мальчика из провинции”, у которого наконец-то будут все шансы поступить в ведущие вузы страны. В качестве “силы поддержки” идеологов выступают вузы и регионы, готовые участвовать в этих, хорошо финансируемых, экспериментах. У чиновников и реформаторов появляется возможность достаточно вольно обращаться с крупными федеральными бюджетными средствами. Наряду с этим идет серьезное наступление на хозяйственную автономию вузов (налоговый кодекс, внебюджетные счета вузов и т.д.).
       Цель этого этапа - серьезнейшие изменения сложившейся системы экономических и общественных отношений в сфере образования. Это уже революция. Происходят странные вещи. Так, к контролю за процедурой ЕГЭ реформаторы уже предлагают привлечь представителей Президента в регионах, начальников ФСБ, ФАПСИ, ЦИКа на местах. Кого еще надо подключить? Быть может космонавтов на орбите? Им сверху видно все… Это заставляет вспомнить известные слова: “Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить…”
       Рискну сделать прогноз, каков будет итог после полной и окончательной победы революционеров-реформаторов.
       По сути, будет создана отрасль государственных финансов, призванных обслуживать ГИФО, новая бюрократия, новые злоупотребления, новая отчетность и прочее, что надо будет улучшать, совершенствовать и т.д. Внедрение ЕГЭ не приведет к исчезновению репетиторства, оно лишь переместится с вузовского уровня на школьный, но процесс станет масштабнее. Активная работа по смене организационно-правовой формы “образовательное учреждение” на статус “организация” создаст полноценный субъект рыночных отношений со всеми вытекающими последствиями.
       В условиях конкуренции за деньги ГИФО учебные заведения не будут иметь стимулов к сотрудничеству, платежеспособные студенты будут переходить в более обеспеченные учебные заведения, финансовые ресурсы которых будут расти. В “бедных” вузах сокращение бюджетного финансирования, отсутствие инвестиций, низкий уровень абитуриентов, по логике, снизит качество обучения. Произойдет ослабление технических вузов, особенно ведущих, относящихся к “трудным” вузам. Можно привести еще много опасностей, ожидающих на этом пути, но наша задача не напугать, а показать только некоторую вершину айсберга. Конечно, в первую очередь пострадают непривилегированные слои населения, бедные регионы, вузовская наука. Кардинально изменится функция образования. Оно фактически станет механизмом, закрепляющим социальное неравенство, некую кастовость, вместо воспроизводства науки, культуры и интеллекта. И это коснется каждого. Сама "гифоизация" по своим результатам может быть для страны намного разрушительнее, чем ваучеризация, поскольку в данном случае речь идет не о материальном обнищании россиян, а об интеллектуальных потерях.
       Поэтому необходимо высказать некоторые принципиальные соображения.
       Во-первых, любые крупные изменения в национальной системе образования должны осуществляться тогда, когда они поддерживаются общественными и профессиональными структурами, поэтому необходимо широко привлечь к разработке и обсуждению проблем все слои общества. Это не сделано.
       Поэтому все нынешние реформы регулируются по принципам революционной эпохи “декретами Совнаркома”, то бишь постановлениями правительства. А если подключить к этому делу законодателей, то мы видим, как от революционных прыжков не остаётся ничего и всё приходит в спокойное разумное русло. Это можно видеть на примере “революционной” двенадцатилетки, которая лопнула как “мыльный пузырь”.
       Во-вторых, настораживает крайняя спешка в организации и проведении экспериментов на всю страну. Может быть, для того, чтобы к их окончанию система уже была загнана в “счастье”? Это опасная революционность. Между тем здесь, как в науке, в культуре чрезмерная спешка недопустима. Важно “держать паузу”, убедить в нужности реформ все общество. Это стратегическая, долговременная сфера общественной жизни. Результат работы тех, кто создает университеты, кардинально реформирует образование, формирует новые традиции увидят только их потомки. Такова объективная реальность и никаким пламенным революционерам не дано принципиально изменить это.
       Наконец, еще один важный аспект проблемы. Система образования, в которой работает и учится 40 миллионов человек, обеспечивает долгосрочные стратегические интересы страны. Реформирование ее должно осуществляться в конституционном поле, наращивая правовой потенциал модернизации, без поспешного забегания вперед.

       “Народное образование”, № 8, 2002 г.




Database error: connect(localhost, 00156508, $Password) failed.
MySQL Error: ()
Session halted.