Стать мировой державой Программы и проекты Мировое развитие Россия-2010 На главную
  поиск:     

Партия России / Статьи Сегодня 15.12.2017   
Программа движения
Доктрина России в 21 веке
Председатель
Амурский путь
Вступить
Форум
Контакты
Крупнов Ю.В.
(Статья впервые опубликована в журнале «Народное образование», № 1, 2002 г.)

Проблема учебника как символа состоятельности российского образования и России в начале 21 века

Необходимо создавать национальную инфраструктуру персонального научно-методического обеспечения учащихся и учителей

         Попробуйте полистать газеты или интернет-страницы и подчеркнуть фразы «новое поколение». Результат, уверяю, будет потрясающий. Выражение «новое поколение» присутствует буквально в каждой газете по нескольку раз: от нового поколения политиков до нового поколения самолетов, не говоря уже о «новом поколении - которое выбирает «Пепси» и пр.
          Нас, профессионалов образования, особенно должно впечатлить наличие огромного числа публикаций и страниц о новых поколениях школьных учебников.
          … Самое тяжелое переживание последних десяти лет - это чудовищное несоответствие между бодрыми шапкозакидательскими фразами – и реальным стремительным и общесистемным падением страны вниз.
          Не случайно, умные люди в первые же дни несчастья с подводной лодкой «Курск» сравнили ситуацию с лодкой с ситуацией, в которой оказалась наша Россия. Мы – обитатели всё еще большой по размерам территории – сегодня являем миру затонувшую и опустившуюся на дно подлодку. Вот только в отличие от оставшегося в живых экипажа в последнем отсеке, понимающего всю тяжесть ситуации и мужественно сопротивляющегося реальности, мы предпочитаем реальную трагичность и катастрофичность происшедшего с нами замазывать, перерисовывать в «отдельные трудности и пока еще не до конца решенные проблемы». Как будто бы ничего не произошло.
          Разрушенная страна, украденные вклады всего населения, вытравленные как класс так называемыми реформами и модернизациями старики, наши отцы и деды, уничтоженная суверенная промышленность, село, наука, космос и реальное образование – а в газетах и докладах всё новые и новые реформы и всё более величественные, едва не ежедневные, преобразования и «прорывы».
          По подсчетам наших лучших историков и демографов в прошедшее десятилетие (1990 – 2000 гг.) страна реально понесла демографический урон, абсолютно равный по численным показателям (преждевременно умерших и убитых, неродившихся и пр.) 1930 – 1940 годов. Стоимость десяти лет безвременья тогда и сейчас выражается цифрой в, примерно, 15 млн. (полтора десятка миллионов) человек.
          Однако, если в те тридцатые страшные годы произошли кардинальные изменения, отраженные в широко известном высказывании Уинстона Черчилля: «Сталин принял страну с сохой, а оставил с промышленностью и атомной бомбой», то за прошедшие девяностые кардинальные изменения были произведены прямо в обратном направлении: от космоса и ведущего в мире образования - к лопате на шести сотках, к физическому выживанию («крутиться в наши дни надо!») подавляющей массы населения и к почти полному уничтожению («выбиванию», как говорили в старину про войны) промышленных, научных и образовательных кадров – т.е. к уничтожению промышленности, науки и образования.
          Я прекрасно понимаю, что мои утверждения – красная тряпка для большого количества людей (не в абсолютном, правда, исчислении, а в относительном – для тех, кто все эти годы поддерживает «реформы» и кормится от деградации страны и пристального изучения этой деградации в СМИ и рейтингах).
          Самое страшное последствие девяностых в том, что страна фактически разделилась на два народа: на тех, кто обречен выживать любой ценой, и на тех, кто оказался накрепко «привязан» к ходу «реформ», стал их фактическим заложником.
          Мы сегодня опять пришли к наличию в стране «белых» и «красных», абсолютно по-разному смотрящих на вещи и делающих из буквально каждого события и факта абсолютно противоположные выводы. Это и есть, повторюсь, главный итог девяностых: страна сегодня «сидит» на пороховой бочке сверхклассовой вражды между двумя несообщающимися и ненавидящими друг друга «народами», получившимися в результате «распиливания» СССР и населения некогда единой страны.
          Так, вот, «реформаторы», которые десять лет спасали всех нас от пороков «тоталитаризма» и «интегрировали в мировое сообщество», однозначно скажут по поводу моих суждений: бред какой-то…
          К великому несчастью, расстрел Белого дома в 1993 году, дефолт 1998 года (с четырехкратным обвалом доллара и, как минимум, двукратным ростом цен) и сияющая впереди перспектива двойного, как минимум, падения мировой цены на нефть вкупе с необходимостью единовременной выплаты государственного долга в размере двух годовых бюджетов страны – эти периодические раз в пять лет «происшествия» (своего рода пятилетки деградации, системного падения вниз) однозначно не позволяют любому человеку с совестью (т.е с умением посмотреть на себя глазами других, в том числе и глазами наших отцов, создавшими одну из двух сверхдержав в мире, глазами наших дедов, защитивших нас ценою жизни в годы войны, глазами иностранных аналитиков и журналистов, однозначно констатирующими кривую обвальной деградации страны и пр.) закрыть глаза на наш национальный позор, на то, что наша Россия и мы все оказались сегодня на дне…
          При этом, разумеется, надо понимать, что в 1940-м году, к концу тридцатых, Россия-СССР являлась, как и сегодня, крайне слабой страной, что с наглядностью проявилось в так называемой «малой» войне СССР с Финляндией и окончательно проявилось в первый год Великой отечественной войны. Потребовались 1418 дней и ночей, четыре смертельных года войны, около 30 миллионов жизней только советских граждан, не говорим уже о денежно-ресурсных затратах и материальных потерях – вот какие кроваво страшные «инвестиции» потребовались, чтобы отстоять свою тысячелетнюю государственность и само право быть мировой державой.
          Эта безумно страшная цена за реальные свершения и отстаивание своей независимости.
          И нам следуем ясно понимать, что, если мы всерьез хотим восстановить нормальную жизнь в стране и саму государственность – а это, государственность и нормальная жизнь, означает очень простую вещь: способность проектировать и создавать нелиповые новые поколения самолетов, станков, учебников, компьютеров и, наконец, самих людей, самих молодых людей МИРОВОГО УРОВНЯ – нам придется платить страшную цену. Не дай Бог, такую же кровавую и такую невосполнимую – но огромную и ужасную цену в любом случае.
          Причем, также ясно следует понимать, что в том случает, если население страны не захочет восстанавливать жизнь и государственность, окончательно решится признать свой сегодняшний статус банановой республики в 1/7 земной суши, то цена этого предательства будет не меньшей, а, наоборот, на порядок большей. Нас, а, главное, наших с Вами детей и внуков окончательно переведут в разряд пушечно-долларового мяса впадающей в кризис глобальной экономики и политики.
          … Сегодня же мы очень напоминаем дикарей, впадающих в эйфорию от выставленных в витринах стеклянных бус и прочих безделушек.
          В образовании наблюдается такая же эйфория от блестящих обёрток СД-РОМ дисков или дисплеев компьютеров, от огромного количества книжной макулатуры в цветных картинках и разнообразных названиях. Надо же – одни сплошные новые поколения учебников! Куда ни плюнь – везде электролампы вместо керосиновых ламп, реактивные самолеты, вместо моторных и пр.
          Ничего этого нет. Процветает махровая липа, то, что в 70-е годы с легкой руки Г.П. Щедровицкого назвали ФДП – фиктивно-демонстративным продуктом. Всё это дисковое разноцветье я видел еще пять лет назад на сингапурском СД-РОМном развале, где за 3 доллара можно было купить любой из тысячи дисков по самым разным темам. И не только в Сингапуре, но и в африканской стране сегодня можно заказать и быстро получить любую книгу по любой специализации, причем, фактическое разнообразие этих книг (и СД-РОМов) в сотни раз превышает разнообразие российское. Всё это в лучшем случае «зады», но даже попытки сравняться с арифметическим разнообразием и красочностью оберток этой продукции у нас не имеют ровно никакого отношения к реальной эффективности и дееспособности российского учебника.
          Горькая правда состоит в том, что в российских учебниках правят балл массовые тиражи, которые по самой своей природе адаптированы к среднему российскому учителю. А этот средний российский учитель сегодня методически, дидактически, культурологически и антропологически на порядок, простите меня, слабее и даже примитивнее учителя 80-х годов.
          Глупых чудес не бывает. Нельзя деградировать - и востребовать новые поколения вооружений (а учебник – это и есть оружие, вооружение сферы образования), нельзя до 90 процентов выпускников педвузов (и самых лучших!) отправлять в никуда (в «бизнес», на биржу труда и пр.), а не в школу, и ждать молодых новых учителей, которые принципиально по-новому «вооружены и очень опасны».
          В ситуации тотальной «африканизации» России, обнаруживаемой, в частности, при просмотре подавляющего большинства книжных и электронных учебников «нового поколения», сегодня даже не сформулирована и не поставлена официальная главная задача при созданию нового поколения российских учебников (и новых поколений вообще, любых новых поколений!) – восстановление и возобновлению российской традиции работы с культурой учебника и перевооружения образования. Ужасно, что при этом ситуация в нашей удивительной стране состоит не в том, что вообще нет учебников нового поколения и коллективов, которые были бы способны создать такие учебники и даже создали первые образцы таких учебников. Вовсе нет: есть такие учебники и коллективы. Ужасно то, что нет политической воли ясно осознать реальную ситуацию и захотеть концентрировать ресурс на то, чтобы делать новые учебники как систему. Нет той политической воли и того «жаренного петуха», который бы клевал нужных людей в нужное место…
          Нет того, что заставило Сталина и высшее руководство страны в 1942-43 гг. приступить к советскому атомному проекту, успешная реализация которого позволила к 50-му году выйти на ядерный паритет и стать вместе с США сверхдержавой.
          Впрочем, это было не только ощущение полной уязвимости и беззащитности страны перед создаваемым американцами ядерным оружием.
          Это было еще и наличие нелиповых государственных людей. В частности, Л.П. Берии, личность которого в течение последних 50 лет дружно заливают помоями ярые коммунисты и ярые антикоммунисты, в припадке единения передающие ведра с нечистотами как эстафету. Именно выдающиеся государственные люди только и оказываются в состоянии вообще понимать такие вещи, как реальный статус страны и определение проблематики (тогда – это «урановая проблема»), в которой проявляется реальная дееспособность страны и народа быть мировой державой и жить достойно.
          А сегодня и в ближайшее десятилетие реальный статус любой страны в мире будет определяться развитостью сферы образования и мировым уровнем качества образования.
         
Действительная проблема российского и мирового образования

          Очень точно обозначает эту действительную проблему депутат Государственной Думы, председатель подкомитета Комитета по международным делам Госдумы, доктор социологических наук Ф. Г. Зиятдинова в своей статье «РОССИЯ СТАНОВИТСЯ МАЛОГРАМОТНОЙ СТРАНОЙ. «Реформы» в образовании делают РФ неконкурентоспособной в ХХI веке» («Независимая газета», 04.05.2001). Она пишет:
          Образование - это наш вклад в будущее, который прежде всего выгоден самому государству. Образование в России до недавнего времени подразумевало и процесс воспитания - по крайней мере такова традиция российской школы. Но в "демократической" России детей с самого раннего детства стали готовить к тому, что Россия для них - только перевалочный пункт на пути к счастью, богатству и комфортной жизни. Понятие родины, которое с комфортом часто никак не связано, всячески выбивается из голов юного поколения. Безусловно, широкие контакты и разностороннее образование важны для молодых как важная ступень развития и информированности о мире, но если молодежь любой страны не связывает свое будущее со своей страной - это катастрофа прежде всего для страны. Сегодня через сеть Интернет готовится к запуску глобальный американский проект, благодаря которому наиболее продвинутая молодежь в разных странах мира - и прежде всего в России - сможет получать образование (следовательно, и ненавязчиво поданное "воспитание") в соответствии с американскими стандартами и американской жизненной философией, после чего вопрос с молодым поколением России будет "окончательно" решен. Кто-то может возразить, что электронная образовательная экспансия нашей стране пока не грозит - Интернет слишком мало распространен и пока это дорогое удовольствие. Однако за шесть лет (с 1994 по 2001 год) количество пользователей всемирной сети с нулевой отметки достигло 7 миллионов, а это 5 процентов населения России. Интернет-образование - это объективная реальность, такая же, как и интернет-экспансия, которой подвергнется самая образованная и продвинутая часть общества. Однако у нас в стране пока об этом не думают - хотя, например, Китай уже разрабатывает собственные программы по интернет-образованию. Сможет ли Россия в ближайшее время стать активным игроком в ХХI веке, отстаивающим свои национальные интересы и свое будущее, - это, к сожалению, риторический вопрос. Ибо парадоксальным образом "реформы" в российском образовании сделали Россию малограмотной страной».
          Флора Газизовна, помимо яркой и предельно точной характеристики реальной ситуации российского образования, здесь также четко указывает на то место, где проверяется реальность дееспособности и новизны учебников – на интернет. Разумеется, речь идет вовсе не о том, что интернет может сам обучать (хотя сумасшедших людей, считающих что интернет может обучать и лучше чем педагоги, встречается с каждым днем всё больше и больше), а о том, что именно интернет как концентрированное выражение современных средств массовой коммуникации и информации (СМК и СМИ) является средой, овладение которой показывает фактическую потентность и уровень вооруженности образования.
          Перед интернетом человек и тем более ребенок и подросток оказывается окончательно в ситуации необходимости полной мобилизации своей субъектности, своей самости, самой своей способности быть. Эта ситуация уже очень тяжелая даже в отношении к обычным СМИ и телевидению, но «перед» интернетом, как сборищем мировых экранов и СМИ всех типов, ребенок и человек оказываются абсолютно «голенькими», буквально – в плане сознания и мышления – в том, в чем их мать родила и чему их образовала семья и школа.
          В интернете ребенок попадает под «обстрел» всех возможных в мире фирм, сект, организаций, школ, СМИ, просто отдельных опасных и замечательных – всяких – людей и т.п. и т.п. Интернет – это вытаскивание человека на мировую арену, причем, буквально в качестве гладиатора, поставленного перед стаей голодных львов и профессиональных убийц, киллеров. Да, среди этих скотов мелькают и замечательные люди, выдающиеся университеты и школы, бескорыстные благотворители и просветители – но, как водится, именно мелькают: в небольшом количестве, плохо вооруженные и ничтожно финансируемые, и, стало быть, не делающих погоды вне специальных огромных усилий самого «гладиатора». Именно интернет, мобилизуя личность – настолько, насколько она есть, мобилизуя сознание и мышление – те, какие есть, оказывается сегодня фактическим мировым стандартом качества образования и воспитания, проявителем реальной образованности населения.
          Именно через интернет и степень адекватности на его воздействия со стороны ребенка и подростка возможно задать критерии образованности и требования к его вооруженности средствами быть адекватным мировой ситуации и организовывать собственное продвижение в сфере культуры, науки и практики, средствами самоорганизации и самообразования.
          Вот эти критерии:
          1. Идентификационная свобода и независимость, позволяющая самостоятельно определять собственную традицию и строить самоидентификацию, проектировать и программировать собственное будущее, собственную позицию, статус и карьеру, умение избегать навязываемых (наводимых) ложных идентификаций.
          2. Владение высшими способностями в виде освоенных способов мышления и деятельности понимать, мыслить, воображать, строить идеализации, визуализировать идеи и пр.
          3. Владение полем высших достижений человечества в истории, оперативное представление о базовых мировых знаниях и открытиях, центральных предметах и терминах всех ведущих наук и практик, владение выработанными в культуре общефилософскими категориями и понятиями.
          4. Ориентация в сфере ведущих мировых сил в области новых наук и практик, центров созидания современной культуры и истории, определение формата связи с ними.
          Эти четыре блока напрямую задают требования к средствиальной – через учебники - вооруженности российского образования и выпускников российской начальной, средней и высшей школы.
          Те учебники, которые в состоянии своими материалами и способами представления (книги, пособия, тетради, СД-РОМы, видеокассеты, аудитокассеты, наборы и комплекты, интернет-учебники и сетевые инструментальные системы и т.п.) реально вооружать российских учителей и детей по этим четырем блокам реального содержания, только и могут рассматриваться в качестве учебников нового поколения. По другому и быть не может. Иначе эти бесконечные «новые поколения» выглядят на деле так же убого и бездарно как конница Буденого против танков Гудериана в 41-м году.
          На фоне этих реальных требований, этих, как раньше было принято выражаться «жизненных нужд», «требований жизни», масса книжной и электронной макулатуры в лучшем случае обеспечивает низовые неглавные задачи образования. Более того, большинство учебников и пособий в этом смысле сами выступают сегодня такими же средствами массовой информации, в которых опьяненные возможностями авторского права и отсутствием реальной государственной политики и осмысленной позиции в этой области авторы лепят, как правило, кто во что горазд, и которые сами по себе должны рассматриваться не только с точки зрения правильности научных фактов и иных материалов в них, но и в качестве еще одного, часто столь же опасного средства массовой информации. Здесь примеры, которые в октябре месяце приводили руководитель нашего Правительства М.М. Касьянов, спикер Совета Федерации Е.С. Строев или уже почти «хрестоматийные» примеры учебника Кредера в котором итоги Второй Мировой войны излагаются по образцу анекдота о том, что Брежнев – это деятель времён Аллы Пугачевой, т.е., что СССР – это страна, не сумевшая помешать США и Великобритании победить нацистскую Германию и Японию. А замечательный русский педагог Петр Федорович Каптерев еще в 1886 году в статье «О значении учебника при обучении» ввел лучшее до сих пор понятие учебника: учебник является «представителем … науки в школе». Учитель с помощью учебника, по П.Ф. Каптереву, занимает роль особого посредника между наукой, представленной в учебнике, и учеником, в целях введения в базовые понятия наук и научности, в новые науки и практики, в научность и практичность – в то опережающее развитие, которое должно подхватить и нарастить подрастающее поколение…
          Отсюда действительная проблема российского и мирового образования с точки зрения учебников состоит в том, что в России и в во всем мире сегодня разорваны новые поколения и поколения предыдущие, дети и молодежь всей системой жизни буквально «выбират», «вышиблена» из мировой культуры и истории, из тысячелетних традиций, т.е. в прямом смысле слова, по Шекспиру «распалась связь времен» и не удается соединить и соорганизовать времена поколений подрастающих и поколений уходящих. Старые отработанные средства общественного воспроизводства и трансляции культуры сегодня не работают, а новых средств и, тем более, системы средств не создано.
          Эта проблема реальной невооруженности и даже разоруженности детей, наших подростков, средствами становиться такими людьми и поколениями, которые адекватны мировым задачам, и является той реальной проблемой учебников, которую нам, если мы желаем достойной жизни себе и своим детям, придется решать.
          Отсюда, стране сегодня необходимо радикальное перевооружение образования и реальное новое поколение учебников как средств введения подрастающих детей и молодежи в позицию действительно нового поколения, способного жить и работать в независимой стране, в мировой державе.
          В наше время моды на примитивизм даже удивительно тонкое русское слово средство (средина, сердце!) сумели свести к проблеме наличия денег. А ведь за этим термином – «средства» - стоит ясное понимание формы организации любого дела. Впрочем, кот Матроскин в известном мультфильме давно уже вынес приговор нашим горе-организаторам: «Не денег, а ума у вас нет».
          Очень точно описывал понятие средства настоящий русский ученый, автор великолепного руководства «ОСНОВЫ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА. Общее учение о городе, его управлении, финансах и методах хозяйствования» (1) Л.А. Велихов (дед академика Е.П. Велихова):
          «Рассмотрев в предыдущем отделе субъект городского хозяйства с его различных сторон, мы переходим в очередном порядке к рассмотрению средств городского хозяйства. Проблемы, относящиеся к названным средствам в широком смысле этого слова, охватывают: 1) городские финансы, кредит и бюджет; 2) методы ведения городского хозяйства и 3) исследование и проверку (городскую статистику, отчетность и контроль)».
          Вот нормальное понятие средства. Если этот смысл перенести в сферу образования, то основой нового поколения учебников должна стать их состоятельность как методов ведения образования заданного качества. В том числе и определения финансов и организации исследования и проверок. Через категорию средства становится возможным выделить принципиальную идею учебника как носителя или инфраструктуры средств организации образования, носителя или инфраструктуры методов образования. Такой подход к учебникам позволяет отойти как от привычного отождествления учебника и книги, так и от простого переноса устройства конкретного учебника в форме книги на новую технологическую фактуру (например, те же СД-РОМы).
          А в основе так понимаемых учебников фактически лежат разнообразные языки описания образовательной деятельности, которые собственно и выступают средствами организации образовательной деятельности на разных уровнях, для разных возрастов и под разные задачи.
          Важно отметить, что такой подход требует в наши дни признать, что проблема учебника будет решаться на полях использования информационных технологий и интернета, поскольку именно они оказываются либо инфраструктурой старых и новых методов образования, либо бесполезными, а, чаще, вредными и крайне дорогими игрушками.
          Как наиболее эффективно для России воспользоваться информационной революцией и правильно присвоить её результаты?
         
Образование – механизм производства будущего страны

          Обществу пора осознать, что образование – национальное достояние. Пока оно еще у нас есть. Именно образование становится сегодня непосредственной сферой производства будущего страны и мира.
          Информационное общество, по большому счету, это уже пройденный этап развития, вылившийся сегодня в сферу массовых услуг всемирного сообщения.
          Но с чем нам общаться на равных в условиях этого всемирного сообщения? Какой должна быть та элита, которую не стыдно будет допускать во всемирное общение. Вот в чем вопрос. Что мы конкретного и как совершим в сфере субмолекулярной биологии, новых материалов, гуманитарных технологий и производственного освоения космоса и океана?
          Кто определит и обеспечит направление главного удара, вектор развития страны и направления научных прорывов?
          Это совершит та элита, тот тесный союз талантливой русской молодежи и выдающихся советских стариков, которые при правильной политике могли бы быть «выращены» на основе новой инфраструктуры научно-образовательно-промышленных сетей.
          У нас есть возможность создать за ближайшие десять лет национальная сеть таких ноосферных «сгустков» или ядер мирового значения.
          Здесь надо отметить, что в то время, как термин «информационное общество» у нас становится всё более модным, те же США, в рамках которых родилась идеология постиндустриального и информационного общества, выдвигают идею ноосферной политики (2) (ноополитики) и ноосферного общества. Этим, в частности, занимается РЭНДкорпорейшн (RANDCorporation) ведущая организация США по интеллектуальному обеспечению американского оборонного и внешнеполитического сообщества.
          Разумеется, американцы не указывают, что одним из авторов термина «ноосфера» был наш выдающийся соотечественник, организатор науки и мыслитель В.И. Вернадский. Но мы не только сами уже забыли о таком российском национальном достоянии, но и легко берем в оборот импортные термины, в то время как сами импортеры используют наше национальное достояние.
          Но интересно, что Павел Александрович Флоренский в своем письме Владимиру Ивановичу Вернадскому в 1929 году ввел еще более точное и перспективное, с нашей точки зрения, понятие – понятие пневматосферы или сферы духа. Будущее России – в создании пневматосферы, сферы духа или, если хотите, духовного общества. Общество духа, безусловно, использует все знания, созданные в истории человечества, но при этом ядерным, центральным моментом такого общества является напряжение сил на воспроизводство истории человечества как единственного условия оставаться людьми.
          Создание средствами информационных технологий национальной научно-образовательно-промышленной сети или ноосферной инфраструктуры позволит определить функциональное назначение информационных технологий - за счет их высочайшего коммуникационного потенциала максимально крепко связать детей и подростков с выдающимися новыми науками и практиками, с передовыми коллективами, которые являются впередсмотрящими человечества.
          Научность становится сегодня в мире реальным двигателем экономического и социального развития. Именно научность определяет сохранение в национальном масштабе творчества, обеспечивает наращивание и усложнение общественного и личного сознания. Альтернативой научности является постепенная деградация и примитивизация жизни и сознания.
          При этом, благодаря информационным технологиям, возможно соединять с новыми науками и практиками буквально каждого ребенка. Если мы поставим правильную сверхзадачу и определим правильный курс, то персонализация и интерактивность, свойственные новым технологиям, могут нам помочь организовать введение буквально каждого, повторяю, каждого без исключения ребенка.
          Это очень важное дело – обеспечить наивысшее качество образования для каждого без исключения российского ребенка, а также для каждого без исключения русскоязычного ребенка в СНГ. Только таким образом мы сможем не потерять ни одного ребенка, не оставить его за бортом.
          Ни одного ребенка мы не должны оставить вне науки и образования, вне сфер полномасштабного творчества, вне подлинно человеческих сфер. Это не мои слова – это я буквально повторяю слова Джоржа Буша младшего (3) , которые он произнес в своей первой официальной речи после вступления в должность Президента США. Такую задачу и даже сверхзадачу ставит новый президент США. А мы? Какую сверхзадачу ставим мы?
          Соединить каждого без исключения ребенка с новыми науками и практиками посредством правильного применения информационных технологий – вот это и могло бы стать сверхзадачей страны, могло бы означать курс на построение духовного или образовательного общества, это и могло бы стать сверхзадачей страны.
          С другой стороны, уже с самого начала необходимо организовывать не только ощутимую интеграцию науки и образования, но и, одновременно, с промышленностью. Через новые учебники мы сможем по-новому завязывать эти три странообразующие сферы и воссоздавать национальную промышленную систему. Образование, наука и промышленность – вот та триада, которая только и может лежать в основе необходимой нам общественной системы. Только подобное образовательно-научно-промышленное общество в полной мере востребует новейшие информационные технологии, а, главное, позволит нашей молодежи, нашим детям и внукам быть востребоваными своей страной в качестве образованных и дельных личностей, а не в качестве несчастных суетливо-торгашеских существ, которым не дано шанса полноценно жить и развиваться, которых мы приговариваем к тому, чтобы только выживать и, как говориться, «крутиться» для этого в поисках очередной неинтересной и бессмысленной, но позволяющией кормиться работе. Такое образовательно-промышленно-научное общество будет не просто интеллектуальным. Оно в первую очередь должно стать обществом личностей, личностным или персоналистическим обществом. Умелый и здоровый человек, носитель здорового мировоззрения, эдакий умелый русский молодец – вот единственная нефиктивная основа сильной страны, страны, которая на деле может быть мировой державой.
          Таким образом, именно правильно организованное образование способно продемонстрировать реальную эффективность. Если же мы сведем дело к очередной кампании – например, кампании информатизации - (а, помните, кукурузизацию, химизацию или автоматизацию?!!), то эффекты от очень немалых вложений средств и времени окажется, к сожалению, близким к нулю.
          К тому же в самой компьютеризации и информатизации таится не только множество серьезных проблем, но и прямых опасностей.
          Но именно в правильном использовании информатизации возможно принципиально решить проблему учебников и выйти на создание нефиктивного нового поколения учебников.
         
Новое поколение российских учебников – это персональная инфраструктура научно-методического обеспечения каждого учащегося и учителя страны

          Как давно уже пишут подлинные создатели компьютеров, счетных машин – исследовательско-промышленное сословие США – "Мы сверхчеловеки в разработке компьютеров, и недочеловеки в их использовании". В этом высказывании – ключ к существу дела. Смысл компьютеризации и информатизации только и может состоять в том, чтобы начинать с проектирования и создания принципиально новой реальной практики образования, формы организации труда в которой нуждаются в компьютере как своего рода небольшой "образовательной фабрике".
          Другими словами, информатизация задает требование на кардинальный цивилизационно-формационный сдвиг образования, на то, что в 30-е годы любили называть "скачком из феодализма в социализм минуя капитализм". Нельзя развозить компьютеры и подключать их к сети, если непонятно или неотработанна форма их употребления в образовательном направлении.
          Сегодня на Западе уже полным ходом идет бесплатное предоставление компьютеров и неограниченное подключение к интернет-сети (известные проекты "Бесплатный компьютер" и др.), поскольку в этом заинтересованы коммерсанты и организаторы маркетинга и сбыта. Так что, как минимум, существо дело не в использовании государственной машины для реализации частно-коммерческих интересов производителей счетных машин. А по реальности, опять же, неподготовленная инсталляции (расстановка) счетных машин да еще с сетевым выходом имеет огромное количество отрицательных сторон и, в первую очередь, уничтожение познавательного и иного духовного типа интересов в угоду развлечению и низким потребительско-развлекательским интересам. На Западе эти вещи давно уже понятны и стали предметом активности научного сообщества и образовательной общественности. У нас же до сих пор движущей силой является первобытно-магическое преклонение перед компьютерами.
          В основе компьютеризации и информатизации российских школ должна лежать идея кардинального преобразования и перевооружения практики российского образования и организации форсированного прироста образовательной эффективности за счет использования компьютеров – т.е. цифровых быстро считающих систем.
          Сверхзадача (стратегия) информатизации должна состоять в постепенном тотальном проведении федерального принципа образования – каждому ребенку должны быть предоставлены равные шансы и возможности для получения конституционно гарантированного качества образования в объеме средней школы. Правильно организованная информатизация выступает в данном случае инструментом, системным средством реализации федерального образовательного принципа, создания образовательного федерализма в новых социально-экономических условиях, инструментом обеспечения фактической доступности конституционно гарантированного качества образования для всех без исключения граждан России, независимо от места проживания, особенно в районах Дальнего Востока и Севера, в сельских районах и в районах конфликтов (Чечня и др.), а также русскоязычного населения в странах СНГ и Балтии;
          Компьютеризация при этом может выступить техническим каркасом единой федеральной инфраструктуры научно-методического обеспечения развития образования, включая системы разработки и заказа научно-методического обеспечения (как технологической основы образовательного федерализма). Отсюда начинать долгосрочный – как минимум на пять, а лучше на десять лет – проект реального преобразования российского образования через новое поколение учебников надо с достаточно неожиданной стороны: с организации федерально-региональной единой системы выработки и реализации персонального и коллективного заказа научно-методического обеспечения образовательных программ отдельных граждан и образовательных организаций (на основе механизмов социального заказа). В основе подобной системы должна лежать полная идентификация (реестр) всех детей дошкольного и школьного возраста, фактическая выдача каждому ребенку своего рода ИОП (индивидуального образовательного паспорта), создание Федерального банка детства как локальных, региональных и федеральной баз данных по фактически каждому ребенку страны, начиная с сельских детей. На юридическом языке подобный институт мог бы носить название образовательного гражданства (федерального образовательного гражданства) и федерального патроната российских детей. Разумеется, единый экзамен и ГИФО (в его осмысленной стороне) также не могут быть даже рассмотрены, не то что созданы, вне введения подобного института образовательного гражданства. Только через персональную фиксацию образовательных достижений каждого ребенка в течении нескольких лет школы мы сможем всерьез выйти на обсуждение степени эффективности компьютеризации и иных подобных усилий.
          А с точки зрения федеральной инфраструктуры, образовательное гражданство будет реализовано в рамках единой абонентской системы научно-методического обеспечения по персонифицированному механизму, т.е. по персонально оформленному и выполняемому заказу каждого ребенка, каждого класса или иной учебной группы, каждой школы, каждого района, каждого региона. Следующим шагом, безусловно, является инвентаризация существующего учебно-методического обеспечения вокруг компьютеров и создания целостной федеральной системы научно-методического обеспечения образования (учащихся, учителей, управленцев, родителей и общественности), выработка целевых заказов на разработку всего необходимого массива электронных средств научно-методического обеспечения.
          Следующим шагом должно стать создание федеральной сети Локальных центров (или лабораторий) развития образования, которые станут локальными центрами организации нового образования. Каждая такая лаборатория должна быть прямого федерального подчинения, но с обязательным как минимум пятисторонним соглашением: Минобразование России – глава местной администрации – местный университет – местный педвуз – руководитель местной промышленности или агроиндустрии. Предметом соглашения должен быть конкретный проект компьютеризации сельских школ в данном районе, в данной группе сел и, разумеется, малых и больших городов.
          В штат каждой лаборатории войдет примерно 10 человек, причем помимо стационарной деятельности лаборатории она будет иметь в своем распоряжении оборудованный видеоконференционной связью и учебными компьютерными местами автобус (или кунг на мощной грузовой основе «ЗИЛа» или «УРАЛа») – Мобильную школу, тот передвижной системный образовательный комплекс, который сам с высококвалифицированным образовательно-информационным экипажем будет добираться до самых отдаленных и глухих мест, а не свозить детей в центральную усадьбу (подобный опыт «мобильных школ» был и есть в Мексике и США).
          За 5 лет могло бы быть создано не менее тысячи таких лабораторий и не менее одной тысячи мобильных школ.
          Именно подготовка и переподготовка, а также системная социальная поддержка этих ключевых сотрудников локальных лабораторий развития образования, а также лучших, ими определенных, учителей (в основном молодых), количество которых будет где-то около 10 – 30 тыс., и должна стать основой кадровой политики в области создания нового инфраструктурного учебника.
          При этом основой успешности перевооружения образования станут, вне всяких сомнений, специально подготовленные и с повышенной зарплатой люди – кадры по организации наиболее эффективного использования компьютеров и телекоммуникации в конкретных школах. Здесь как никогда важна формула «Кадры решают всё!», но не любые кадры – а кадры, способные работать в новой формации образования, основанной на деятельностном принципе образования, (Давыдов В.В., Эльконин Д.Б., Громыко Ю.В. и др.) на максимальной эффективности использования электронно-сетевых средств. То есть речь должна идти о совершенно особых кадрах и совершенно особой их подготовке на принципах всемирно признанного сегодня деятельностного принципа образования, рожденного в СССР и интенсивно осваиваемого сегодня во всем мире (за исключением, пожалуй, России) – здесь возможны любого рода подтверждения и доказательства, издано много монографий, созданы уникальные экспериментальные площадки, уже, в конце концов, в Малайзии австралийские университеты предлагают методики, срисованные с советско-российских деятельностных методик.
          Такое деятельностное содержание образования не только является единственным на сегодня адекватным компьютеризации и информатизации содержанием, но и формой реализации научности в школе и в образовании в целом.
          Иными словами – основой успешности разработки и введения нового поколения учебников может быть только опережающее развитие и резкая модернизация содержания образования, построенного на идее введения детей в мир фундаментальной научности и обретение детьми высших способностей (понимания, мышления, воображения, идеализации и др.), а не суррогатов знаний и информации. При этом надо четко понимать, что традиционные, предпринимаемые в течение последних двадцати лет попытки обновления содержания образования в школе закончились полным провалом, показав свою неэффективность и методологическую порочность. Оказалось, и сегодня это уже очевидно, что для реального обновления содержания образования необходимо напрямую связать, буквально привязать школу и образование к науке и научности (напомним, что это мысль Петра Федоровича Каптерева, которую он в 1886 году подробно изложил в статье «О значении учебника при обучении»(4)), к подлинно универсальному и фундаментальному знанию, а также к промышленности (опосредованно) как к перспективному инженерно-техническому развитию, и к социальному развитию (воспитание и социализация, оборонное сознание). А второй момент – это надо заложить содержание как новый принцип новой практики постсоветского образования, в данном случае это деятельностный принцип, т.е. что осваивать надо высшие способности как способы мышления и деятельности, как те нефиктивные основания сознания человека, дающие ему возможность в любом месте и в любой сфере развертывать эти высшие способности, хорошо делать сложное дело.
          Введение в высшие способности через создание особых зон опережающего развития образования средствами информатизации, своего рода «очагов» интенсивного образования впервые может позволить вести речь о ядерном смысле компьютеризации сельской школы, о достоверной инвестиционной осмысленности больших финансовых трат на компьютеризацию, поскольку так поставленная задача заявляет принципиально новую социальную функцию зоны (локуса) компьютеризированного образования – организовывать средствами информатизационно оснащенного образования локальное воспроизводство и развитие или организация средствами опережающего образования освоения жизни на данной конкретной территории.
          В целях организации и реализации данного проекта необходимо создать Федеральное агентство сетевого образования - своего рода Обртелеком. Данное агентство должно сконцентрировать через информатизацию и компьютеризацию все лучшие научные и научно-методические силы страны (и с обязательным отношением к лучшему реальному зарубежному опыту). Техническое телекоммуникационное и компьютерное обеспечение здесь должно выступить фундаментальной инфраструктурной базой, но не самоцелью.
         
Есть предпосылки – нет нового поколения учебников

          В настоящее время существует огромное количество интересных наработок, заделов, идей и практических фрагментов новой практики образования и новых учебников. Но всё это, необходимо отдавать себе полный отчет, не более чем отдельные элементы будущей системы, которую необходимо еще создать: спроектировать, сконструировать и материализовать.
          Огромное число разнообразных заделов оставляют после знакомства с ними горький осадок. Всё есть понемногу, даже компьютеры и сверхобразовательные технологии есть. Но всё это недоделано, кустарно, убого и не годно для реальной системной работы и системного каркаса для нового поколения учебно-методических средств.
          Нередко возникает ощущение, что мы уже окончательно впали в состояние почти необратимой деградации и духовно-технологической отсталости. Распыляем и без того ничтожные ресурсы по рублю на ерунду, а сложиться для реального прорыва и продвижения по 2-3 ключевым направлениям не можем.
          Впечатление такое, что, словно в период культурной революции в Китае, когда резкое повышение выплавки стали попробовали добиваться установкой чуть ли не в каждом деревенском дворе страны доменной печи, и у нас сегодня в каждой “деревне” (т.е. школе, вузе, регионе, издательстве и т.п. и т.д.)) между делом начинают производить “новые поколения” учебников или «новые поколения» чего-бы то ни было.
          Что реально стоит за этими «свершениями».
          К сожалению, очередное убожество и яркое свидетельство, что эта “деревня” находится в стране, которая перестала быть мировой державой, которая почти уже превратилась в банановую республику, только за отсутствием бананов выращивающей нефть, газ и уезжающих из страны молодых талантливых специалистов (здесь очень точно выразил эту мысль нобелевский лауреат Ж.И. Алферов: «Россия - образовательный придаток».
          Писатель и бывший резидент советской разведки в нескольких африканских странах И.Н. Прелин однажды предельно ясно и выпукло пояснил мне, чем мировая держава отличается от отдельных прозябающих стран.
          А ему это пояснил французский коллега. Вот, указал этот француз, пилот Жан. Африканец. Он - классный пилот, он маг и кудесник в управлении самолетом, может управлять конкретным самолетом лучше любого пилота из Европы, России или США. Но спроси его, а откуда берутся эти «железные птицы», что необходимо для того, чтобы они были и летали - он не ответит. Для него очевидно, что делают их где-то там, далеко, за океаном, или, более того, может они сами вырастают словно бананы или другая какая трава.
          Как делают самолеты и другие выдающиеся промышленные вещи, как организована система национальной промышленности, которая собственно и «делает» этих крылатых птиц, какие вузы нужны, десятилетия и столетия, чтобы научиться их делать – это всё неведомо там, где никогда не имели промышленности мирового уровня или уже перестали иметь.
          Мы сегодня почти уже перестали понимать, откуда берутся фундаментальные завоевания и великие вещи.
          Я с очевидностью понял это пять лет назад в Малайзии.
          Там в то время каждый год открывалось по нескольку новых университетов. Но разница была в том, что малазийцы в частных беседах и в официальных документах прекрасно понимали и понимают, что у них нет фундаментальной науки и мировой промышленности как в тех странах мира, где могут сами, к примеру, делать все основные типы самолетов на мировом уровне, поэтому они честно признавали, что эти университеты не совсем университеты, скорее что-то среднее между НИИ при заводе и ПТУ …
          Разница между нами и малайзийцами состоит в том, что они понимают, куда надо стремиться и разрабатывают стратегические программы на 30 лет вперед (2020), а мы уже почти перестали это понимать и вот-вот окончательно потеряем духовный суверенитет.
          Так что давайте организовывать правильную политическую волю. И начинать необходимо с того, чтобы появилось большое народное Дело, за успешное и точное выполнение которого будет налагаться персональная ответственность на конкретного человека.
         
Народный проект

          Понятно, как в наши дни должно выглядеть новое поколение учебников. Это должна быть национальная инфраструктура персонального научно-методического обеспечения учащихся и учителей, связывающая образующихся с лучшими людьми страны и мира, с выдающимися современными, а также совсем новыми и традиционными науками и практиками.
          Подобная инфраструктура и должна стать народным проектом, поскольку она реально вводит всех детей и педагогов в пневматосферу, сферу духа. Такая задача является очень непростой и требует принципиального государственного решения. А для государственных задач необходимы государственные люди на государственных местах.
          … Впрочем, в истории России часто случалось, что государственность вытягивали и спасали негосударственные люди, формально не занимающие высокие государственные посты – такие к примеру, как князь Пожарский и купец Минин. Поэтому было бы вполне осмысленно создать при журнале «Народное образование» общественную группу «Новое поколение учебников», которая бы всерьез, не за страх и не за деньгу, а за совесть, взялась бы за правильную постановку проблему учебников и за доведение правильной формулировки действительной проблемы до широкой общественности и высшего руководства страны.
          Попробуем создать под началом «Народного образования» подлинно народный проект?..
         


(1) Государственное издательство. Москва, Ленинград, 1928 г. Отдел второй. УЧЕНИЕ О СРЕДСТВАХ ГОРОДСКОГО ХОЗЯЙСТВА. Глава шестая «Городские финансы». Стр. 160.
(2) Важно отметить, что американское интеллектуальное сообщество, обслуживающее интересы обороны и внешней политики и представленное в РЭНД-корпорации в недавнем докладе задают принципиально новое направление использования информационных технологий – ноополитику. – См. ссылку.
(3) No Child Left Behind. The quality of our public schools directly affects us all -- as parents, as students, and as citizens. Yet too many children in America are segregated by low expectations, … - см. ссылку
(4) Учебник, - как писал П. Ф. Каптерев, - является «представителем … науки в школе» . Учитель, по П.Ф. Каптереву, занимает роль особого посредника между наукой, представленной в учебнике, и учеником, в целях введения в базовые понятия наук и научности, в новые науки и практики, в научность и практичность.



Database error: connect(localhost, 00156508, $Password) failed.
MySQL Error: ()
Session halted.